ഗ്രിൻവാൾഡ് യുദ്ധം ജി ഡി എൽ രാഷ്ട്രത്തെ "കടലിൽ നിന്ന് കടലിൽ"

Сегодня – годовщина Грюнвальдской битвы. Победа союзников под Грюнвальдом остановила многовековую экспансию крестоносцев на славянские земли. О битве и ее значение Вячеслав Ракицкий разговаривает с Олегом Трусовым. (Из нашего архива. Эфир 27 августа 2009 года)

Грюнвальдская битва — битва между объединенными войсками Польского королевства и Великого Княжества Литовского и профессиональным мощнейшей армией в тогдашней Европе милитаристской государства Тевтонского ордена. Состоялась 15 июля 1410 года. Победа союзников под Грюнвальдом остановила многовековую экспансию крестоносцев на славянские земли.

В Польше и Литве Грюнвальд является символом исконной национальной воинской славы, мужества народов в отстаивании свободы и независимости. Грюнвальд для поляков и литовцев — один из красивейших исторических мифов. В Беларуси на государственном уровне и в официальной науке победа союзников под Грюнвальдом замалчивалось или отдавалось соседним народам. И только националисты боролись за возвращение правды о Грюнвальд в сознание нации, выводили победу в той битве на уровень мифа.

Вячеслав Ракицкий: в первую очередь, о реальные исторические фундаменты мифа. Какие планы имели тевтоны относительно земель Великого Княжества Литовского — древней белорусского государства?

ഒലെഗ് ത്രുസൊവ്
ഒലെഗ് ട്രുസോവ്

Олег Трусов: Генеральная битва Великой войны, которая началась в 1409 году и закончилась в 1411-м, являвшаяся одним из этапов осуществления агрессивной военно-политической концепции ордена “Дранг нах Остен”, конечной целью которой было создание Большой Тэўтоніі от острова Рюген в Балтийском море до Финского залива с включением в ее состав Польши, Беларуси, древней Литвы, Псковщины и владений Великого Новгорода.

Ракицкий: Реально — кто, как, под чьим руководством дал отпор агрессорам?

Трусов: Основные военные силы — это объединенные войска Великого Княжества Литовского во главе с князем Витовтом и Польской короны во главе с Ягайло. Также присутствовали боевые отряды чехов и татар. Лучшим наместником Витовта был мстиславский князь Симеон, который сделал все возможное, чтобы остановить тевтонов посреди Грунвальдзкага поля.

После битвы под Грюнвальдом ВКЛ стала одной из самых больших государств Европы
Вячаслаў Ракіцкі
Вячеслав Ракицкий

Ракицкий: Какой результат битвы на то время и какие это имело последствия для перспективы белорусов?

Трусов: После битвы под Грюнвальдом ВКЛ стала одной из самых больших государств Европы, как говорят, от моря до моря. И белорусы сумели жить довольно мирно и хорошо вплоть до конца ХУ века.

Ракицкий: Таким образом, битва имела исключительное значение для перспективы белорусов. Так почему же тогда в сознании многих поколений белорусов эта уникальное событие никак не отразилось?

Трусов: В паняволенага народу всегда забирают его язык, историю и особенно его исторические мифы. И конечно, что после тотальной полонизации сначала, а после и русификации все исторические мифы белорусов были просто уничтожены.

Ракицкий: Так что конкретно мешала советским белорусским историком должным образом отметить результаты и последствия этой битвы, например, в школьных учебниках?

Трусов: Отсутствие национального белорусского мифа о победе наших предков на Грунвальдзкім поле, ведь там не было ни красной, ни советской армии. А побеждать же, согласно советской идеологии, могли только большевики. Сначала этот мит в XIX веке приватизировала Российская империя, а потом-Польша и Литва, которые вырвались из когтей российского орла в 1918 году.

Ракицкий: Есть, до российской оккупации белорусских земель этот факт истории все же ценился?

Трусов: Конечно. Он зафиксирован во всех наших белорусско-литовских летописях, хрониках, исторической литературы. Однако там записано, что это победа литвинов, жителей Великого Княжества Литовского, ибо этноним “белорусы” – это явление XIX века.

Правда про Грюнвальд мешало всем соседям Беларуси, которые претендовали на ее этническую территорию и не желали, чтобы возникла независимая Беларусь

Ракицкий: Каким образом может кто-то приватизировать то, что принадлежит другому? Как так случилось? Или украли у белорусов их славу, или они сами отдали ее? Кому мешало правда про Грюнвальд?

Трусов: Правда о Грюнвальд мешало всем соседям Беларуси, которые претендовали на ее этническую территорию и не желали, чтобы возникла независимая Беларусь. Это можно сказать в первую очередь про Россию. И в какой-то степени про Польшу и Литву. И, конечно, если есть нация со своими историческими мітамі, то тогда отнять у нее что-то сложно.

Ракицкий: Парадоксально получается: самое значимое историческое событие мешает провозглашению независимости страны…

Трусов: Не мешает, а мешало, ведь за советское время учебники Лаўрэна Абэцэдарскага все же посвятили несколько строк Грюнвальда. Могу процитировать: “В 1410 году под Грюнвальдом немецкие рыцари были разбиты. В Грюнвальдской битве против захватчиков вместе с литовцами и поляками героически сражались апалчэньні брестской, гродненской, волковысской, лидской, пинской, полоцкой, витебской, смоленской земель.” Как видим, литовцы и поляки на поле битвы есть, а белорусов нет. Вместо них какие-то непрофессиональные вояки из неизвестных в XIV веке земель. Можно было прочитать и вообще о “русские палки” под Грюнвальдом. Нет указания места Грунвальдзкага поля и на исторических картах, что добавлялись к учебникам по истории БССР. В чем же дело? Дело в том, что, по версии Абэцэдарскага, белорусов в то время не существовало. Они создадутся на базе “древнерусского народа” только в XVI веке.

Ракицкий: Таким образом, так называемые “русские палки”, про которые писали и российские, и белорусские официальные историки, есть именно палки белорусские?

ലോഡിംഗ്...

Трусов: Начнем с XIX века. В середине XIX века в Российской империи окончательно сложилась идеология панславизма, которая враждебно относилась, как к немецкому мира, так и мусульманского. В популярном учебнике по российской истории академика Платонова, который впервые увидел свет в 1909 — 1910 годах, а в конце XX века был переиздан в сегодняшней России, читаем следующее: “… соединенные силы Западной Руси, Литвы и Польши нанесли в 1410 году ужасную поражение Тевтонскому ордену на границе Пруссии и Польши, около деревень Грюнвальд и Таненберг. Это знаменитая битва, в которой русское и польское славянства победило германцев, составила эпоху в истории Ордена и Польши. Могущество Ордена исчезла, и завоевания его остановились”. Как видим, здесь нет не только белорусов, но и современных литовцев.

Ракицкий: А что полякам мешала говорить всю правду о Грунвальдзкую битву? Почему они замалчивали участие белорусов?

Трусов: До 1939 года Польша Пілсуцкага имела от Ленина половину Беларуси и, конечно, развивать ей там исторические мифы было неудобно. После войны уже польским коммунистам Сталин передал часть нашей этнографической территории. Поэтому польские коммунисты боялись способствовать подъему исторического сознания белостокских белорусов.

Ракицкий: Что изменилось в советской и польской историографии в описании Грюнвальдской битвы после окончания Второй мировой войны?

Сталин разрешил литовским историком приватизировать историю ВКЛ, и грюнвальдская тема воцарилась в советской Литве во всех сферах литовской культуры

Трусов: Конечно, изменения произошли, и иногда существенные. С карты Европы исчезла Восточная Пруссия. Ее разделили между СССР и Польшей, кусочек передали Литовской ССР. Грунвальдзкае поле оказалось в составе польского государства, и она в 1960 году поставила там памятник и создала музей. Сталин разрешил литовским историком приватизировать историю ВКЛ, и грюнвальдская тема воцарилась в советской Литве во всех сферах литовской культуры. Русские советские историки упоминали о трех “русские палки”(оршанский, мстиславский, смоленский), что мужественно стояли на поле битвы и не дали немцам разбить войско ВКЛ. Только белорусы молчали.

Ракицкий: А знали правду?

Трусов: Только единицы. Это некоторые историки – Анатолий Грицкевич, Микола Ермолович, Николай Ўлашчык и позже – Михаил Ткачев.

Ракицкий: Когда же стал восставать белорусский миф о Грюнвальд?

Трусов: В 1980-1990-х годах прошлого века. Это заслуга белорусской интеллигенции — художников, писателей и историков. Появились художественные произведения, исторические повести и соответствующие научные публикации. Летом 1990 года впервые белорусская делегация молодежи и патриотической интеллигенции под руководством известного историка и археолога Михаила Ткачева появилась на Грунвальдзкім поле, где поляки вместе с литовцами праздновали 580-я годовщина победы.

Ракицкий: Когда говорят о значении Грюнвальдской битвы для белорусской государственности чаще всего можно услышать, что в результате ее ускорилась консолидация белорусских и литовских земель в одно государство. Не есть ли это преувеличением западного фактора?

Белорусские земли окончательно консолидировались накануне Грюнвальдской битвы

Трусов: Конечно, есть. Ведь белорусские земли окончательно консолидировались накануне Грюнвальдской битвы. В 1404 году был присоединен Смоленск. Другое дело, что после Грюнвальда началась консолидация будущего литовского этноса, ведь именно Жмудзь попала в состав ВКЛ.

Ракицкий: Существуют документальные свидетельства, что Орден в начале ХУ века был склонен к перемирия с ВКЛ, а в начале века Папа римский своей булаю вообще запретил немецким рыцарям воевать Великое Княжество Литовское. Может, не стоило Витовту лезть в драку в союзе с Польской Короной, против которой Тевтонский орден прежде всего и воевал? Впрочем, битва была не на белорусских землях…

Трусов: До Грюнвальда немцы более, чем 150 лет резали и жгли белорусские города и деревни. Только Гродно они жгли несколько раз. И Витовт едва убежал с того деревянного замка, который обложили и сожгли крестоносцы, аккурат за несколько лет до битвы.

Ракицкий: Участие в Грюнвальдской битве – месть?

Трусов: И месть тоже. Но с другой стороны – немцы не пускали белорусов в Балтийское море. В результате победы под Грюнвальдом мы присоединили Жмудзь, получили широкий выход в Балтику и смогли жить спокойно и зажиточно еще сто лет.

Грюнвальд – общий восточноевропейский мит

Ракицкий: Вы считаете миф о Грунвальдзкую битву белорусским?

Трусов: Грюнвальд – общий восточноевропейский мит. Он должен принадлежать четырем народом-победителем – белорусам, полякам, литовцам и украинцам, которые там тоже были.

Ракицкий: какие плоды из него может быть для нации? В каком направлении его нужно развивать?

Трусов: Сейчас очень важно, чтобы люди гордились своей историей, чтобы белорусы знали, что они могут защитить свою независимость, если будет в этом потребность. И что именно наши далекие предки показали такие примеры мужества, что в каждом городе нужно ставить памятники нашим борцам.

Svaboda.org

(മൊത്തം കാഴ്ചകൾ: 208 സമയം, 1 സന്ദർശന ദിനം)

ബന്ധപ്പെട്ട പോസ്റ്റുകൾ:

ഇന്ന്: 20 വർഷം മുമ്പ് നിർമ്മാണം നോബുപോലോറ്റ്സ്ക് തുടങ്ങി
ജപ്പാനിലെ പടിഞ്ഞാറൻ ഭാഗത്ത് കനത്ത മഴ പെയ്തിരുന്നതിനാൽ മരിച്ചവരുടെ എണ്ണം വെറും ഒരു ലക്ഷമായിരുന്നു
ഒരു പോലീസുകാരനെതിരെ നടപടിയെടുക്കാൻ ശ്രമിച്ച പത്രപ്രവർത്തകൻ ഗാൽക്കോ കോടതിയിൽ ഹാജരായിരുന്നു
"ബിഎൻആർ യുടെ വിൻഡോസ്": അലസ് പുഷ്കിൻ, വിതെബ്സിൻറെ ഒരു പ്രോജക്ട് അദ്ദേഹം നടത്തിയിരുന്നത്, അതിൽ അദ്ദേഹം എൺപത് വർഷം ജോലിചെയ്തു. ഫോട്ടോകൾ
സിവിൽ സൊസൈറ്റി ഇല്ലാതെ മനുഷ്യാവകാശ കമ്മീഷണറുടെ അഭാവത്തിൽ മിൻസും ബ്രസ്സൽസും ചർച്ച നടത്തി
ഈ വർഷം രണ്ടാം തവണയാണ് റഷ്യൻ പ്രതിപക്ഷ നേതാവായ നാവൽാനി അറസ്റ്റിലാവുന്നത്
ടീം # BNR100 ബെലാറസ് ദേശീയ ഫുട്ബോൾ ടീമിന്റെ രൂപത്തിൽ പ്രതിനിധാനം ചെയ്യുന്നു
Милиция и ОМОН задержали 18 человек на Зыбицкой. ВИДЕО

ലോഡിംഗ്...

ഒരു മറുപടി വിടുക

നിങ്ങളുടെ ഇമെയിൽ വിലാസം പ്രസിദ്ധീകരിച്ചു ചെയ്യില്ല. ആവശ്യമായ ഫീൽഡുകൾ അടയാളപ്പെടുത്തുന്നു *