При такой системе в здравоохранении не может не быть коррупции, — Романчук

Гость «Интервью недели» — член государственного Совета по развитию предпринимательства, экономист Ярослав Романчук. Он отвечает на вопрос, в чем основная причина коррупции в белорусской медицине, объясняет, какие изменения необходимы в системе охраны здоровья, и рассказывает, как спорил с заместителем министра здравоохранения о том, должны ли чиновники участвовать в коммерческих структурах (теперь этот заместитель задержан и за решеткой).

Конфликт интересов в структурах власти — это основной источник коррупции, злоупотреблений, монополизма

Вот уже несколько недель в Беларуси разворачивается “дело врачей”, около 60 человек из отрасли здравоохранения находятся под следствием, силовые структуры сообщают о сотнях тысяч долларов, найденные у подозреваемых. Что эта дело говорит про белорусскую государственную систему, коррупцию в ней, о который состояние вещей она свидетельствует?

— По сути, белорусский КГБ подтверждает мои тезисы, которые я выдвигал в течение последних 15 лет, что конфликт интересов в структурах власти — это основной источник коррупции, злоупотреблений, монополизма, тех вещей, которые есть источником опасности для жизни и здоровья белорусов. КГБ доказывает, что система сертификации, выдачи различных разрешений не работает. Что система государственного управления, построенная еще в Советском Союзе (по которой государственное — это наилучшее и социально ориентированное) — это обман и пузырь, который сейчас лопается.

Вопрос другой — почему именно сегодня это начало разваливаться? Есть ряд объяснений. Напомню, что Лукашенко в своем последнем президентском послании признал, что время централизованной плановой экономики заканчивается, он видит отсутствие источников роста в этой модели.

Также — подросли дети, которые хотят заменить тех чиновников и коммерсантов, которые управляют этими потоками. Поэтому нужно делать ротацию. И коммерческую, и административную. Я думаю, следует ожидать определенных изменений в системе управления.

— Когда происходят такие массовые кампании арестов в какой-то области, то аналитики и публицисты обычно начинают выдвигать версии, что это связано с той или иной политической кампанией — выборы, референдум. Но в Беларуси сейчас не наблюдается никакой чрезвычайной политической кампании. Чем тогда можно объяснить такие репрессивные действия властей?

— Такая логика действует в странах, где есть политическая конкуренция, где нужно бороться за рейтинги. В Беларуси этого нет. Беларусь — это закрытое акционерное общество, в котором действует совсем другая мотивация и механизмы принятия решений. И люди, которые управляют этим ЗАО, заметили, что за последние 8 лет капитализация нашей страны уменьшилось на 70 миллиардов долларов. В это же время мировая экономика выросла более чем на 21 процент. И они говорят сами себе — кого это мы наняли, которых менеджеров, что они вредят нашему бизнесу?

Второе — в 2019 году Россия меняет налогообложение нефти. И мы будем покупать нефть совсем по другим ценам. Это приведет к тому, что мы потеряем 15-20 процентов бюджета. Где мы возьмем деньги?

— Как “дело врачей” может повлиять на вопрос, где мы возьмем деньги?

— Ведь для того, чтобы обосновать какие-то изменения в экономической политике, нужно доказать Лукашенко, что все существующее неэффективно и карупцыйна. Он сам говорил еще в 2015 году, что нужно конфликт интересов изменить. Но я не думаю, что после этой чистки будет проведена реформа здравоохранения, будут использоваться те концепции, которые мы предложили. Если мы видим массовое недовольство людей, которые активно выезжают из Беларуси, потому что здесь нет зарплат, — то даже Лукашенко обидно, как руководителю ЗАО, управлять такой страной.

Дактароў няма, усе арыштаваныя
Врачей нет, все арестованы

И когда мы снова оставим в Министерстве здравоохранения все как есть, то ничего не изменится.

— Возможен ли был бы такой масштаб коррупции, если бы медицина в Беларуси была не государственная, а платная и страховая?

— Основная причина коррупции в том, что чиновники Министерства здравоохранения одновременно готовят законы, принимают решения, выдают сертификаты, лицензии, занимаются бизнесом — и все это контролируют. Это все в одном фляконе, и в такой системе не может не быть коррупции.

Что касается страховой медицины, то она бывает разная. Если бы это было как в Сингапуре, где у каждого человека есть страховой полис, и он сам и государство туда платить, а потом он покупает на рынке медицинские услуги…

Но если брать сегодняшнюю медицину немецкую, британскую, польскую или даже американскую — то это значительная коррупция со стороны страхового бизнеса, со стороны врачей, клиник, которые выставляют бешеные деньги. Поэтому нужно очень честно подходит к тому, какую выбирать реформу.

Но я соглашусь, что если будет частная медицина и человек сам будет выбирать, где лечиться, и будет жестко обозначено, что государство обеспечивает бесплатно для каждого человека — тогда будет порядок и не будет коррупции. В Беларуси же нет ни парламентского, ни общественного контроля. Напомню, что в этом “Мінздраўгейце” первые, кто начал говорить о коррупции, — это были журналисты, а не Комитет госконтроля.

И если мы опять оставим все как есть, в Министерстве здравоохранения, когда снова лицензиями будут заниматься эти люди, а не будет независимого частного института сертификации, то ничего не изменится. У нас же все государственное, все в одних руках, круговая порука мажет, как копоть. Притом так действует не только Министерства здравоохранения. Если коснуться Министерства сельского хозяйства, Министерства промышленности — там такого можно накопать!

Нужно, чтобы все государственные коммерческие учреждения не имели никаких отношений с министерствами

— Что, по вашему мнению, в первую очередь нужно поменять в системе здравоохранения?

— Недавно был на заседании группы по поводу устранения конфликта интересов в органах государственного управления и министерствах, и мне там один из заместителей министра говорил, что мы не можем выйти из коммерческих структур, ведь это важно для жизни и здоровья людей. И вот этот заместитель министра ныне сидит за решеткой и будет отвечать за те коррупционные вещи, которые он допустил.

Нужно, чтобы все государственные коммерческие учреждения не имели никаких отношений с министерствами. Нужно, чтобы они имели особый статус, чтобы их мониторил Государственный комитет по имуществу. Поэтому коррупцию в Министерстве здравоохранения не уничтожить без административной реформы, без радикального уменьшения функций органов государственного управления. А если у чиновников все инструменты — цены, объемы, квоты — то в этом болоте конкурировать с ними нет возможности.

— Еще один аспект — это действия силовых структур, которые создают в стране атмосферу 1937 года, когда какой-то доктор исчезает, не ходит на работу, а коллеги не знают, где он. Ведь в белорусских силовых структур есть такая манера — не сообщать целыми днями о задержанном. Может, таким образом правоохранительные органы хотят показать, что они самые сильные в стране и не имеют никаких ограничений?

— Между различными силовыми структурами не прекращается конкуренция. И этими делами КГБ показывает МУСу, Следователю комитету, другим структурам — “Смотрите, что мы можем”. Но и другие будут что-то делать.

Чтобы этот “Мінздраўгейт” дошел на какого-то логического завершения, то нужно задерживать не только тех, кто брал взятку, но и тех, кто “крышаваў”, пропускал, ставил печати. И после этого считаю весьма целесообразным сделать полноценную глубокую реформу системы здравоохранения.

— Вы серьезно считаете, что в результате всех этих арестов государство пойдет на какую-то существенную реформу системы здравоохранения?

— Я предлагаю это. Я обратился в Совет по развитию предпринимательства. Мы предлагаем, а если власти не идут на это, то мы говорим — смотрите, чтобы 5 лет назад это сделали, было бы меньше коррупции, больше экономического роста и благосостояния. Но решения принимаем не мы, к сожалению.

svaboda.org

(Просмотров всего: 173 Время, 1 визитов за день)

Spread the love

Related Posts 2X:

Свидетель в «деле РЭП», который на допросе признался в перевозке денег, в суде от показаний отказался
На второй день процесса над лидерами профсоюза РЭП Геннадием Федыничем и Игорем Комлікам продолжают допрашивать свидетелей. Свидетель Николай Герасименко рассказал в суде, что к ...
Почему я верю пресс-секретарю Лукашенко
Пресс-секретарь главы Беларуси Наталья Эйсмонт назвала сообщения некоторых СМИ о том, что Александр Лукашенко госпитализирован с инсультом, «полной чушью», и лично я ей ...
«Незыгарь» — это серьезно? Что этот канал писал про Беларусь и что с того похоже до правды
Российский анонимный Telegram-канал сообщил 30 июля, что у Александра Лукашенко якобы случился инсульт и что у него 3-я степень дыябэту. Пресс-служба Лукашенко это ...
«В случае вакансии должности президента». Кто заменит Лукашенко по Конституции?
Ряд зарубежных СМИ распространил информацию, что у Александра Лукашенко случился инсульт. Пресс-секретарь Наталья Эйсмонт заявила Свободе, что это полная чушь. По словам Натальи Эйсмонт, ...
Лукашенко появился в информационном пространстве после слухов о «инсульт»
Александр Лукашенко принял с докладом председателя Минского облисполкома Анатолия Ісачанку. Как сообщает БелТА, во время встречи обсуждался ход уборочной кампании в регионе, развитие ...

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *