Читатель Вишну: Плакать не плакал, но вздыхал и кудлачыў на голове волосы

В рубрике «Стоит» на выходных мы публикуем ответы на анкету о читательские привычки белорусов. 20 вопросов про то, как классно читать яркую литературу. Сегодня на нашу читательскую опросник отвечает писатель и издатель Змитер Вишнев.

Какие книги вы читаете сейчас?

Очень часто, в силу специфики работы, мне приходится читать рукописи современных белорусских авторов. На данный момент я читаю роман Елены Бравый «Садомская яблоня», повесть Алеся Бычковского «Город инферно», цикл научно-фантастических рассказов Сергея Белаяра «Расследовании инспектора Сарвы».

Какую замечательную книгу вы прочитали в последнее время?

Перечитал роман Грэма Грина «Камэдыянты» — получил эстэцкую наслаждение. Это чтение подвигло к художественной публицистики этого же автора — с любопытством проглотил его «Путешествия без карты».

Что влияет на ваше решение прочитать книгу: рецензия, совет друзей, получение премии книгой, что-то другое?

Получение премии книгой, конечно, влияет на выбор, но я привередливый читатель. И иногда окончательное решение принимаю, опираясь на какие-то спонтанные и яркие впечатления. Возьмешь книгу в руки, полистаешь, спынісься в определенном месте, прочитаешь, зацепит — «Вот то, что нужно!»

Самая интересная вещь, о которой вы узнали из книги в последнее время?

Вычитал у Грэма Грина в его «Путешествиях без карты», что один из своих романов, «Тайный агэнт», он написал за шесть недель, принимая два раза в день бэнзэдрын.

Какой классический роман вам довелось прочитать в последнее время впервые?

Прочитал роман Майкла Рыдпата «Все продается». Классический триллер.

Каких современных авторов — романистов, поэтов, драматургов, критиков, журналистов — вы цените и любите больше других?

С большим уважением отношусь к творчеству Андрея Бітава. Первую его книгу прочитал в шестнадцать лет и был под сильным впечатлением. Потом, как это ни странно, судьба не раз сводил меня с самим автором — в Минске, в Москве, одна из встреч состоялась на острове Готлянд, где мы пили вино и много рассуждали о литературе. С той поездки у меня осталась книга с автографом Бітава — роман «Оглашенные».

Какая книга в последнее время довела вас до смеха?

Роман Дмитрия Вишнева «Если присмотреться — Марс синий».

А вы плакали над какой-то книгой в последнее время?

Роман австрийского писателя Михаэля Кёльмаера «Девочка с напарсткам». Плакать не плакал, но ведь много вздохов и кудлачыў на голове волосы, ведь чтение было одновременно и простым, и сложным. Легкая стилистика в совокупности с сильнейшим психологическим катком. История подана глазами шестилетней девочки. Читать этот роман спокойно невозможно. Блестящий произведение, который зазвучал по-белорусски, благодаря усердной работе переводчицы Ирины Герасимович.

Какая книга вас разозлило и разочаровало?

Разочаровала книга Мигеля Анхеля Астурыяса «Глаза погребенных». Сначала было много хороших впечатлений, потом начали выползать какие-то сопли. А разозлило нынешняя премия «Дебют». Точнее — номинация «Поэзия». Уважаемые члены жюри посчитали, что выделенных книг недостаточно для определения лучших. Как на мой субъективный взгляд, дебют Янки Калиновского — за последние несколько лет один из самых ярких и сильных. Книга «Падслуханае стенами многоэтажек» подкрепленная основательной предисловием Виктора Жибуля, там есть следующие его слова: «Янка Калиновский умеет показать свои чувства в развернутых красочных образах, хотя этот рисунок и наполнен мрачными, дэкаданснымі красками. Внутренняя призма меняет оранжевый цвет на серый. Зной чувств сжигает внутренний сад». Полностью согласен с выводами Виктора. Даже не припомню, чтобы кто-то дебютировал столь успешно с книгой в пятнадцать лет. Второй поэтический дебют также звучит разными цветами — «Краски души» Янины Пинчук.

Какие литературные жанры вы не читаете?

Этот вопрос ставит меня в тупик. Я бы не стал выделять жанры, которые мне не по нраву. Каждый жанр имеет свои достижения, которые не стоит обходить вниманием. К примеру, я не читаю балядаў, но ведь это ни о чем не говорит.

Как вы любите читать — на бумаге или с электронной читалки? Одну книгу или несколько параллельно? Утром или вечером?

Я люблю читать с бумаги, и мне кажется, что такого мнения придерживается большинство. Шорох бумаги, запах краски. Электронные книги удобно читать в возрасте, ведь можно увеличивать буквы на экране. Несмотря на выше сказанное, есть книги, которые я читаю в электронном варианте — прежде всего, это рукописи авторов, которые сейчас посылаются в издательство исключительно в электронном варианте. Может тоже возрастное?

Читаю по мере возможности — в разное время. Довольно часто читаю несколько книг параллельно. Если книга захватывает, тогда уже не раскідваюся на несколько изданий.

Вы знаете, где какая книга у вас стоит или лежит? Как вы ўпарадкоўваеце свои книги?

Когда-то знал, где и какая книга лежит — сейчас нет, потому что в семье стало больше читателей. Дочь начала активно изучать ассортимент книжных полок, и потому фолианты передвигаются по квартире, словно перелетные птицы.

Какие книжные находки на ваших полках могли бы сильно удивит ваших знакомых?

На самом деле, мне кажется, что таких изданий у меня немного. Есть двухтомник Янки Скрыгана, который издан в 1975 году с автографом автора. Есть книга 1940 года Велимира Хлебникова. Может еще кое-что.

Который наилучший книжный подарок вы получили?

Наверное, одна из таких книг — от любовных приключениях поэта Улдыса Бэрзыньша «Склоны и песни» в переводе на русский язык. Месячная стипендия в 2013 году в Вентспилсе дала мне возможность для долгих разговоров и дискуссий с этим уникальным поэтом. Как на мой взгляд, Улдыс Бэрзыньш — невероятная величина в поэзии. Латвии очень повезло, что у нее есть такой поэт и философ.

Ваш любимый книжный герой/антигерой или книжная героиня/антыгераіня?

Это будет звучать эгоистично, но это герои и антигерои моих произведений. К примеру, из последнего романа — директор книжного магазина Григорий Кузнец и капитан Борода.

Вы много читали в детстве? Какие книжки из детства остались в вашей памяти навсегда?

Так — в детстве я читал очень много. Даже помню, как в младших классах прогуливал школу, притворялся больным, чтобы только мать почитала книгу. С детства люблю Джека Лондона, Джеймса Фэнімара Купера, Александра Дюма, Александра Волкова, Александра Шарова, Марка Твена и многих-многих других. Кажется, всех и не перечислишь.

Если бы вы могли заставить президента Беларуси прочитать какую-то книгу, что это было бы?

Надеюсь, что одна книга «Голиаф» уже есть в книжном шкафу президента — это книга Михаила Галдзянкова «Хоккей. История чемпионатов мира».

Кого из трех современных или умерших писателей вы хотели бы пригласить на частную литературную вечеринку?

Посмотрел на книжные полки и подумал, что хотел бы встретиться с Геннадием Буравкиным. Всегда его вспоминаю, когда слушаю с дочерью колыбельную. С Дмитрием Прыгавым, с которым когда-то выступали в БГУ, а потом сидели в кафе, выпивали. С Назарам Гончаром, с которым некогда вместе выступали во Львове и вели разговоры о литературе… С Янкой Брылем, который в 1998 году остановил меня в Доме литератора и похвалил мою первую поэтическую книгу «Штабкавы тамтам»…

А потом я задумался… в этом Году 22 июня выступаю в музее Азгура на Banker-фестивале и наверное было бы здорово, чтобы на это мероприятие пожаловал бы и сам Банкер (он же Владимир Банько, он же Ярило Пшеничный, он же пэрформэр Золотая африканская рука). И все рухнули бы под стол. А Ярило Пшеничный махнул бы рукой и сообщил: «Ну, что испугались? Ха-ха!» И пусть это будет не частная вечеринка. Мы бы скрылись вместе с Ярилой Пшеничным и поэтом Дмитрием Планам и напились бы за встречу.

Кого бы вы хотели иметь в качестве своего биографа?

По большому счету он уже есть. Так в альманахе «Тексты» из номера в номер печатались бумбамлітаўскія дневники Виктора Жибуля. Через его записи я понял, что Виктор фиксирует каждый мой шаг — не скрыться. Спасибо, друг! Чувствую себя микробом под микроскопом.

Что вы перечитываете?

Прежде всего, свой новый роман «Если присмотреться — Марс синий». В 93 номере «Глагола» появилась его первая часть. Помимо этого, перечитываю Владимира Набокова, Джеймса Джойса.

Что вы планируете прочитать в ближайшее время?

Книгу художественной публицистики Элиаса Канэці «Человек нашего столетия».

(Просмотров всего: 93 Время, 1 визитов за день)

Related Posts 2X:

Кого больше всего любят украинцы?
Из всех зарубежных стран граждане Украины наиболее позитивно относятся к Беларуси, Канады и Европейского Союза. Согласно социологическим опросам, проведенным социологической группой «Рейтинг», 74% опрошенных украинцев ...
В Беларуси зарегистрировано наибольшее число заболеваний корью за последние годы
В Беларуси с начала года зарегистрировано 178 случаев кори, сообщает Республиканский центр гигиены, эпидемиологии и общественного здоровья. В подавляющем большинстве это завозные случаи и ...
На Военном кладбище ограды XIX века меняют на стандартные подголовники за 95 рублей 16 копеек
После выхода в 2015 году закона «О погребении и похоронном деле» появилась законодательная база для благоустройства кладбища по всей стране. На заброшенных надгробиях ...
Зачем тысячи иностранцев ежегодно ищут белорусские корни? 7 фактов о историческом архиве
  Сколько лет самому старому рукописи в архиве и почему здесь используют административное деление на уезды, а не районы, Свободе рассказал Денис Лисейчиков, заместитель директора ...
Купала, папоротник-цветок и черный кот: испанский художник нарисовал 9-этажный мурал в Минске
В рамках проекта UrbanMyths, который дал возможность известным уличным художникам со всего мира показать свои представления о белорусской культуре и традиции, испанец Sabek создал ...
Культура

Dianne Reeves is a Madison, Wis.-based freelance writer who writes regularly about business management, financial services, law practice, Socialite Life, celebrity gossip, consumer education, and other topics. Learn more about Diana on her website at HienaLouca.com

Related Articles

0 Comment

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *