Глава влиятельной еврейской организации AJC: «В Беларуси уже есть прадвесьнікі перемен»

Не так давно впервые в истории состоялся визит в Беларусь руководства AJC, одной из самых влиятельных некоммерческих организаций в мире, которая занимается продвижением интересов США и Израиля на мировой арене, поддержанием контактов с еврейскими общинами по всему миру, а также правозащитной деятельностью. В Минске представители организации встречались с министром иностранных дел Владимиром Макеем.

В эксклюзивном интервью Радио Свобода Сэм Клігер, руководитель направления Восточной Европы, рассказал о перспективах развития отношений Беларуси с США и Израилем, о прадвесьніках перемен в стране и жизни людей в эмиграции.

— Делегация вашей организации прибыла в Беларусь в начале марта. Поездка осталась практически незамеченной в СМИ, даже несмотря на то, что встречал вас лично министр Макей. Что было целью вашей поездки?

— Делегация была небольшая, всего 7 человек. Возглавлял ее Дэвид Харрис, наш исполнительный директор, а также президент, который выполняет репрезентативные функции. И, конечно же, я — как руководитель отделения Восточной Европы.

Цель наша была в основном ознакомительная. Мы хотели посмотреть, что происходит в Беларуси, пообщаться с «административными» людьми, с представителями правительства, в том числе с господином Макеем. Также была встреча и с руководством центрального банка, с представителями американского посольства и послом Израиля в Беларуси.

Одной из самых ярких событий было выступление Гарисса в БГУ, где собралось 150, а может и все 200 человек. Пресловутому яблоку действительно не было где упасть. Я сразу поделился со своим руководством мыслью о том, что в Беларуси есть будущее. Глядя на лица тех, кто собрался — не было ни одного человека, который бы просто смотрел в телефон или скучал. Все искренне интересовались, записывали, задавали вопросы. К сожалению, даже выделенного времени не хватило — сразу после лекции у нас была как раз встреча с министром иностранных дел.

Вообще, чтобы понять, что будет в стране, — нужно смотреть на молодежь. И в этом плане белорусская молодежь оказалась очень положительной. Все эти студенты говорили по-английски, причем достаточно неплохо.

Уже позже у нас была разьвітальная ужин с целой плеядай известных людей. Было 8 послов, а также представителей различных организаций, в том числе общественных.

Также мы подписали так называемый договор об ассоциации с еврейской общиной Беларуси. Громада оказалось не просто жизнеспособна, но и очень активная. Они много что делают, как для сохранения памяти, так и для помощи людям.

Не уверен, знаете ли вы, но здесь, в Америке, очень многие представители еврейской общины имеют корни из Беларуси. Даже Дэвид Харрис, глава AJC — его дедушка и бабушка из Бобруйска. И таких людей тысячи и тысячи. Ну вы же знаете, что до войны там, в Беларуси, жил практически миллион евреев.

Сейчас громада, конечно, не очень большая. Буквально Минск и парочка крупных городов.

— А много ли процентов этнических евреев входят в подобного рода сообщества?

— На этот вопрос не существует точного ответа. Навскидку могу сказать, что чуть-чуть более половины. Примерно 45% вообще не относят себя ни к каким общин и не идентифицируют себя соответственно. Впрочем, есть и те, кто никак не относится к общин, но периодически каким-либо образом помогает. Это могут быть, например, денежные пожертвования или личная помощь.

Другой вопрос в том, что не все объединенные громады. Даже внутри себя. Есть, например, отдельные религиозные группы, которые не входят в общину. Они сами по себе. Да, их немного, но они есть.

Сама еврейская община в Беларуси очень хорошо и правильно охраняет память про Холокост. И надо отдать должное властям Беларуси — они относятся к этой теме с уважением. И мы также с уважением относимся к памяти белорусских трагедий, как, например, Хатынь, Тростенец и так далее. Одна часть мемориала Тростенец уже создана, а вторая откроется быстро. Нас приглашали на осень, когда будет годовщина и откровение полного мемориального комплекса. Сохранение памяти — очень важный для нас момент.

— Какие политические реалии и тенденции вы отметили, побывав в Беларуси?

— Что касается политической составляющей, то в Беларуси произойдут крупные перемены. Я это предсказывал и 10, и 5 лет назад. И прадвесьнікі этих перемен уже есть.

Во-первых, это отказ от аднапалярнасьці мира и политики, отказ от взгляда на Россию как на единственного спасателя Беларуси. Шматвэктарнасьць уже есть. И Беларусь смотрит как на восток, так и на запад. И это хорошо, на мой взгляд. Не только потому, что Беларусь расположена около России и, естественно, оторваться от нее не может, а еще и потому, что географически и геополитически так расположена страна, что не может «уйти» и от соседних Литвы, Польши, Украины и Европы в целом. Да и исторические связи с Европой не меньшей глубины, чем с Россией.

Географически и культурно — Беларусь вполне европейская страна, без какого-либо негативного подтекста. При этом было бы неправильно отрицать то, что связь с Россией есть, в том числе и на глубинном уровне православного христианства. Однако не стоит забывать и о католиках, и о протестантах, которых сейчас достаточно много. В частности, очень позитивно, что есть здоровая религиозная толерантность.

Еще одна позитивная черта нынешней Беларуси — это попытка заглянуть за горизонт и ответить на вопрос о том, что же будет дальше. Потому что никакая структура власти не остается навсегда. Все меняется в этом мире, не стоит на месте. А прадвесьнікі белорусских перемен, как я уже отметил, есть. Например, попытка настроить и решительно улучшить белорусско-американские отношения. Это очень позитивный момент.

Что до отношений между Беларусью и Израилем, которые нам очень интересны, то они хорошие. Но хотелось бы видеть больше позитивной динамики. Отчасти это уже происходит. Наша организация высказалась в этом плане откровенно министру иностранных дел.

Мы хотели бы видеть Беларусь, голос которой в крупных международных организациях, в ООН и ЮНЕСКО в том числе, звучит независимо от европейских или, скажем, восточных государств. Взвесьте все, положите на карту факты и внимательно посмотрите. Если в ЮНЕСКО, допустим, голосуют за то, что Иерусалим не является столицей Израиля и вообще ничего общего не имеет со страной — это же смеха стоит. Говорить о том, что Иерусалим, родина трех религий, или Хеврон не является исторической частью Израиля — это нелепо. Нужно смотреть трезво и взвешенно на факты, а не голосовать по старой привычке заданном кем-то образом.

Об этом мы и говорили с господином Макеем. И изменения в этой позиции мы заметили. Беларусь вполне склонна к переменам различного рода подходов в целях улучшения отношений с Израилем, в частности. И, по-моему, Беларусь стремится со всеми иметь хорошие отношения.

Это очень интересно, ведь вместе с этим государство стремится не наживать себе врагов и не отталкивать друзей. Так пытаются вести себя многие государства, но далеко не у всех это получается. Некоторые государства довольно сильно отталкивают от себя друзей и наживают врагов.

Повторюсь, мы бы хотели видеть Беларусь в очень хороших отношениях с США и Израилем. И исторические предпосылки для этого есть. И я не ошибусь, если скажу, что чуть ли не четверть населения еврейского государства так или иначе имеют родственные связи с Беларусью. А эти корни кое-что значат все-таки.

Так что ощущения и эмоции от поездки остались сугубо позитивные. И от страны, и от общения с людьми. Конечно, мы слышали и жалобы, связанные с нарушениями прав человека, например. Есть автократический режим, который, по-видимому, имел и имеет какой-то смысл для белорусского народа.

Путь демократизации тоже нельзя отбрасывать. Но я не сторонник искусственного или насильственного ускорения этого процесса. Он должен созреть сам по себе. И когда-нибудь так будет.

А все эти автократии в постсоветских странах — они будут существовать, и достаточно долго. Это что-то вроде традиции. А традиции не ломаются так просто. Никто не может просто так приехать и направить толпу на избирательные участки с криком: «Ура! За демократию!»

Реформы, в свою очередь, обязательно нужны. И Беларусь их постепенно пытается внедрить, потому что нужна решительная модернизация всей экономики, перестройка ее на современный лад. Для этого нужны деньги, которых нет. Так и получается заколдованный круг, характерное для многих стран постсоветского пространства. Те, что имеют природные ресурсы — они могут себе позволить отложить модернизацию, пока могут продавать энергоресурсы. Я не думаю, например, что в Туркмении в скором времени произойдут какие-то существенные реформы и демократические преобразования. В них много газа, и торговать они им будут долго. А в странах вроде Беларуси, где природных ресурсов такого рода нет, надо проводить реформы. И попытки их проводить есть.

— В каких сферах, кроме политической, вы видите новые горизонты сотрудничества между Беларусью и Израилем?

— Например, все эти современные технологии, которые частично были заимствованы у Израиля. В Беларуси, как нам известно, очень высокий уровень IT-развития, очень много высококлассных специалистов. В то же время их работа здесь намного дешевле, чем на трудовых рынках Запада. Поэтому делать совместные стартапы было бы очень интересным направлением развития. И из этого могла бы начинаться модернизация. Также, совместно обе страны могли бы сделать много перспективных проектов в сфере сельского хозяйства. И, насколько мне известно, много что уже делается.

И, безусловно, нужно сотрудничество в сфере безопасности. Я не думаю, что Беларусь полностью свободна от терроризма или его угроз. Но ведь всегда есть шанс, что что-то подобное произойдет.

Беларусь также поставляет старое вооружение арабским странам. Да, это хорошо для казны, но не очень хорошо в дальнейшей перспективе. Было бы выгодно модернизировать такое оружие, чтобы продавать ее не только в страны, которые развиваются, но и на свободном рынке оружия. И это было бы востребовано.

— Выходит, ждать позитивных новостей об отношения двух стран не только можно, но и нужно?

— И не только в отношениях Беларуси с Израилем, но и с США. Беларусь — слишком важная страна для региона, чтобы ее игнорировать. Причем важна во всем: в регионе, в стратегическом положении, в экономическом и человеческому потенциалу.

В конце концов, Беларусь — мост между Востоком и Западом. Да нет никаких территориальных конфликтов. Никто в ней еще пока ни кусочка не оттяпал, а это хорошо. Та же Украина, Молдова, Грузия, Азербайджан — везде территориальные конфликты были. А Беларусь — стабильная и свободная от домогательства своих соседей. Также отлично развита промышленность. Была, во всяком случае. Сейчас уже ситуация не совсем такая, конечно. Зато по новым технологиям — многие могут вполне работать в знаменитой Кремниевой долине.

— В очень большом количестве стран, практически по всему миру, есть еврейские общины. В связи с этим — несколько вопросов. Как эти сообщества организовались и существуют сейчас? Или есть между ними какая-то связь? Почему именно еврейские общины всегда достаточно влиятельны? Как удается сохранять свою идентичность и память?

— Знаете, что будет главным и правильным ответом? История. Белорусской диаспоры, например, никогда большим и не было. Вот недавно только появилась. Белорусы жили у себя дома, на своей земле веками. Немного жили в соседних странах, но не так широко.

В Америке образовалась очень большая еврейская община. Миллионов шесть или семь человек, наверное. Живя даже не в диаспоре, а в шестой или седьмой волны эмиграции, они вырабатывали такую совместную структуру, которая позволяла бы людям выживать. Создавались школы, собирались деньги, строились синагоги и социальные структуры.

Что касается связей между общинами. Мы попробуем наладить связи в странах бывшего Советского Союза. Уже есть несколько «договоров о дружбе» с рядом общин в разных странах. Например, Эстония, Латвия, Литва, Молдова, Украина, и вот теперь еще добавилась Беларусь. Мы друг другу помогаем, присматриваемся, делимся новостями и опытом. Никакого финансирования и финансовых отношений нет. Все эти общины независимы и существуют автономно. Если какой-то проект реализуется — то нас всегда приглашают. Так что отношения скорее дружеские и партнерские, чем зависимые.

— Можно ли сказать, что религия играла важную роль в этом?

— Абсолютно. Особенно в прежние времена, когда религия была очень важна, причем во всем мире. Сейчас, к сожалению, этот фактор уже не такой активный. Все страны сэкулярныя, религия стала частным делом индивидуума и сообщества, поэтому сегодня есть уже другие факторы.

В Америке нет какой-то объединенной еврейской общины. Есть масса сегментов, по которым эти самые общины делятся. Например, религиозные группы разделены на три большие, а внутри них есть еще и другие течения: реформистский движение, консервативный и ортодоксальный. И это касается только религиозной части населения. Огромная масса людей вообще не входит в ни один из движений. Есть еще федерации, которые занимаются социальными проблемами, они собирают деньги. Далее на эти деньги создают массы социальных проектов, вроде помощи обездоленным, старым и больным. А в некоторых случаях и финансово помогают людям и родственникам за рубежом.

Вот примерные цифры. В среднем в Америке за год собирается пожертвований примерно на сумму 350 миллиардов долларов — церкви, синагоги, больницы и так далее. Все, что касается пожертвований. Но вы только представьте, что это за суммы. Это практически сравнимо с бюджетом Пентагона и более за бюджет многих современных государств! И я думаю, что вы сами понимаете, насколько это огромная сумма. От 8% до 10% этой суммы приходится на еврейские организации. При этом евреи составляют менее 2% населения США. Это значит, примерно 30-35 млрд долларов в год они жертвуют.

Существуют и определенные еврейские центры. По сути — такие центры культуры и досуга. Люди могут посещать различные курсы и кружки, например языковые, ходить в бассейн или на творческую самодеятельность и так далее.

* * *

СПРАВКА

Американский еврейский комитет (American Jewish Committee, AJC) был создан в 1906 году. Это одна из старейших еврейских организаций Америки. Его создание стало ответом на погромы, которые прокатились по России, особенно на погром 1903 года в Кишиневе. Тогда в США группа влиятельных евреев решила объединить свои усилия, чтобы бороться с антисемитизмом и проявлениями вражды.

С тех пор миссия претерпела некоторые изменения. Сейчас работа НКО заключается в борьбе с антисемитизмом, народной дипломатии, защите интересов различных групп, в том числе евреев, защите интересов Америки, прав человека. Комитет работает с жителями США латиноамериканского происхождения, с постсоветскими странами, с африканскими странами и так далее. Работа ведется во многих сферах, например в области энергетической и экономической безопасности.

Всего существуют 22 региональные офисы в США (в основных штатах), 11 офисов в мире (Иерусалим, Париж, Брюссель, Рим, Варшава, Нью-Дели и т. д.). Задача организации также заключается в определении того, что входит в круг интересов США и Израиля.

(Просмотров всего: 68 Время, 1 визитов за день)

Related Posts 2X:

«Белорус в Америке поднимается выше, чем в Беларуси». Как пенсионер из Новоельни нашел подработку в США
Белорусский пенсионер, который получил грин-карту и 6 месяцев в год живет и работает в США, поделился своим опытом разрушения стереотипов об этой стране. Владимир ...
Футбольный комментатор Павел Баранов: Работаю на белорусском языке, ведь это мне нравится
Чемпионат мира по футболу в России вступил в решающую стадию плей-офф — с каждым матчем остается все меньше претендентов на корону. Пока соперники ...
Миф о толерантности белорусов выдумал Змитрок Бядуля, — британская исследовательница истории белорусских евреев
Интервью с профессором из университета в Великобритании, которая 20 лет изучает историю белорусских евреев, о белорусский антисемитизм, погромы начала ХХ века, разрушение еврейских кладбищ ...
Как бюджетно посмотреть Африку. Советы от туристки, которая полгода путешествовала автостопом
Племя Мурси, Эфиопия. Декабрь 2015. Зоолог Виталина Лобанова почти полгода путешествовала автостопом по Африке. С какими чудесами довелось столкнуться на дорогах ...
Автор первого учебника по истории Беларуси: «На нем выросло целое поколение с новым мировоззрением»
Бывший учитель истории из Новадзявяткавіцкай школы Слонимского района Горадзеншчыны Василий Ракуць вспоминает в разговоре со Свободой, как в 1990-е участвовал в написании первых ...
Интерьвью, Культура

Dianne Reeves is a Madison, Wis.-based freelance writer who writes regularly about business management, financial services, law practice, Socialite Life, celebrity gossip, consumer education, and other topics. Learn more about Diana on her website at HienaLouca.com

Related Articles

0 Comment

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *