Глава влиятельной еврейской организации AJC: «В Беларуси уже есть прадвесьнікі перемен»

Не так давно впервые в истории состоялся визит в Беларусь руководства AJC, одной из самых влиятельных некоммерческих организаций в мире, которая занимается продвижением интересов США и Израиля на мировой арене, поддержанием контактов с еврейскими общинами по всему миру, а также правозащитной деятельностью. В Минске представители организации встречались с министром иностранных дел Владимиром Макеем.

В эксклюзивном интервью Радио Свобода Сэм Клігер, руководитель направления Восточной Европы, рассказал о перспективах развития отношений Беларуси с США и Израилем, о прадвесьніках перемен в стране и жизни людей в эмиграции.

— Делегация вашей организации прибыла в Беларусь в начале марта. Поездка осталась практически незамеченной в СМИ, даже несмотря на то, что встречал вас лично министр Макей. Что было целью вашей поездки?

— Делегация была небольшая, всего 7 человек. Возглавлял ее Дэвид Харрис, наш исполнительный директор, а также президент, который выполняет репрезентативные функции. И, конечно же, я — как руководитель отделения Восточной Европы.

Цель наша была в основном ознакомительная. Мы хотели посмотреть, что происходит в Беларуси, пообщаться с «административными» людьми, с представителями правительства, в том числе с господином Макеем. Также была встреча и с руководством центрального банка, с представителями американского посольства и послом Израиля в Беларуси.

Одной из самых ярких событий было выступление Гарисса в БГУ, где собралось 150, а может и все 200 человек. Пресловутому яблоку действительно не было где упасть. Я сразу поделился со своим руководством мыслью о том, что в Беларуси есть будущее. Глядя на лица тех, кто собрался — не было ни одного человека, который бы просто смотрел в телефон или скучал. Все искренне интересовались, записывали, задавали вопросы. К сожалению, даже выделенного времени не хватило — сразу после лекции у нас была как раз встреча с министром иностранных дел.

Вообще, чтобы понять, что будет в стране, — нужно смотреть на молодежь. И в этом плане белорусская молодежь оказалась очень положительной. Все эти студенты говорили по-английски, причем достаточно неплохо.

Уже позже у нас была разьвітальная ужин с целой плеядай известных людей. Было 8 послов, а также представителей различных организаций, в том числе общественных.

Также мы подписали так называемый договор об ассоциации с еврейской общиной Беларуси. Громада оказалось не просто жизнеспособна, но и очень активная. Они много что делают, как для сохранения памяти, так и для помощи людям.

Не уверен, знаете ли вы, но здесь, в Америке, очень многие представители еврейской общины имеют корни из Беларуси. Даже Дэвид Харрис, глава AJC — его дедушка и бабушка из Бобруйска. И таких людей тысячи и тысячи. Ну вы же знаете, что до войны там, в Беларуси, жил практически миллион евреев.

Сейчас громада, конечно, не очень большая. Буквально Минск и парочка крупных городов.

— А много ли процентов этнических евреев входят в подобного рода сообщества?

— На этот вопрос не существует точного ответа. Навскидку могу сказать, что чуть-чуть более половины. Примерно 45% вообще не относят себя ни к каким общин и не идентифицируют себя соответственно. Впрочем, есть и те, кто никак не относится к общин, но периодически каким-либо образом помогает. Это могут быть, например, денежные пожертвования или личная помощь.

Другой вопрос в том, что не все объединенные громады. Даже внутри себя. Есть, например, отдельные религиозные группы, которые не входят в общину. Они сами по себе. Да, их немного, но они есть.

Сама еврейская община в Беларуси очень хорошо и правильно охраняет память про Холокост. И надо отдать должное властям Беларуси — они относятся к этой теме с уважением. И мы также с уважением относимся к памяти белорусских трагедий, как, например, Хатынь, Тростенец и так далее. Одна часть мемориала Тростенец уже создана, а вторая откроется быстро. Нас приглашали на осень, когда будет годовщина и откровение полного мемориального комплекса. Сохранение памяти — очень важный для нас момент.

— Какие политические реалии и тенденции вы отметили, побывав в Беларуси?

— Что касается политической составляющей, то в Беларуси произойдут крупные перемены. Я это предсказывал и 10, и 5 лет назад. И прадвесьнікі этих перемен уже есть.

Во-первых, это отказ от аднапалярнасьці мира и политики, отказ от взгляда на Россию как на единственного спасателя Беларуси. Шматвэктарнасьць уже есть. И Беларусь смотрит как на восток, так и на запад. И это хорошо, на мой взгляд. Не только потому, что Беларусь расположена около России и, естественно, оторваться от нее не может, а еще и потому, что географически и геополитически так расположена страна, что не может «уйти» и от соседних Литвы, Польши, Украины и Европы в целом. Да и исторические связи с Европой не меньшей глубины, чем с Россией.

Географически и культурно — Беларусь вполне европейская страна, без какого-либо негативного подтекста. При этом было бы неправильно отрицать то, что связь с Россией есть, в том числе и на глубинном уровне православного христианства. Однако не стоит забывать и о католиках, и о протестантах, которых сейчас достаточно много. В частности, очень позитивно, что есть здоровая религиозная толерантность.

Еще одна позитивная черта нынешней Беларуси — это попытка заглянуть за горизонт и ответить на вопрос о том, что же будет дальше. Потому что никакая структура власти не остается навсегда. Все меняется в этом мире, не стоит на месте. А прадвесьнікі белорусских перемен, как я уже отметил, есть. Например, попытка настроить и решительно улучшить белорусско-американские отношения. Это очень позитивный момент.

Что до отношений между Беларусью и Израилем, которые нам очень интересны, то они хорошие. Но хотелось бы видеть больше позитивной динамики. Отчасти это уже происходит. Наша организация высказалась в этом плане откровенно министру иностранных дел.

Мы хотели бы видеть Беларусь, голос которой в крупных международных организациях, в ООН и ЮНЕСКО в том числе, звучит независимо от европейских или, скажем, восточных государств. Взвесьте все, положите на карту факты и внимательно посмотрите. Если в ЮНЕСКО, допустим, голосуют за то, что Иерусалим не является столицей Израиля и вообще ничего общего не имеет со страной — это же смеха стоит. Говорить о том, что Иерусалим, родина трех религий, или Хеврон не является исторической частью Израиля — это нелепо. Нужно смотреть трезво и взвешенно на факты, а не голосовать по старой привычке заданном кем-то образом.

Об этом мы и говорили с господином Макеем. И изменения в этой позиции мы заметили. Беларусь вполне склонна к переменам различного рода подходов в целях улучшения отношений с Израилем, в частности. И, по-моему, Беларусь стремится со всеми иметь хорошие отношения.

Это очень интересно, ведь вместе с этим государство стремится не наживать себе врагов и не отталкивать друзей. Так пытаются вести себя многие государства, но далеко не у всех это получается. Некоторые государства довольно сильно отталкивают от себя друзей и наживают врагов.

Повторюсь, мы бы хотели видеть Беларусь в очень хороших отношениях с США и Израилем. И исторические предпосылки для этого есть. И я не ошибусь, если скажу, что чуть ли не четверть населения еврейского государства так или иначе имеют родственные связи с Беларусью. А эти корни кое-что значат все-таки.

Так что ощущения и эмоции от поездки остались сугубо позитивные. И от страны, и от общения с людьми. Конечно, мы слышали и жалобы, связанные с нарушениями прав человека, например. Есть автократический режим, который, по-видимому, имел и имеет какой-то смысл для белорусского народа.

Путь демократизации тоже нельзя отбрасывать. Но я не сторонник искусственного или насильственного ускорения этого процесса. Он должен созреть сам по себе. И когда-нибудь так будет.

А все эти автократии в постсоветских странах — они будут существовать, и достаточно долго. Это что-то вроде традиции. А традиции не ломаются так просто. Никто не может просто так приехать и направить толпу на избирательные участки с криком: «Ура! За демократию!»

Реформы, в свою очередь, обязательно нужны. И Беларусь их постепенно пытается внедрить, потому что нужна решительная модернизация всей экономики, перестройка ее на современный лад. Для этого нужны деньги, которых нет. Так и получается заколдованный круг, характерное для многих стран постсоветского пространства. Те, что имеют природные ресурсы — они могут себе позволить отложить модернизацию, пока могут продавать энергоресурсы. Я не думаю, например, что в Туркмении в скором времени произойдут какие-то существенные реформы и демократические преобразования. В них много газа, и торговать они им будут долго. А в странах вроде Беларуси, где природных ресурсов такого рода нет, надо проводить реформы. И попытки их проводить есть.

— В каких сферах, кроме политической, вы видите новые горизонты сотрудничества между Беларусью и Израилем?

— Например, все эти современные технологии, которые частично были заимствованы у Израиля. В Беларуси, как нам известно, очень высокий уровень IT-развития, очень много высококлассных специалистов. В то же время их работа здесь намного дешевле, чем на трудовых рынках Запада. Поэтому делать совместные стартапы было бы очень интересным направлением развития. И из этого могла бы начинаться модернизация. Также, совместно обе страны могли бы сделать много перспективных проектов в сфере сельского хозяйства. И, насколько мне известно, много что уже делается.

И, безусловно, нужно сотрудничество в сфере безопасности. Я не думаю, что Беларусь полностью свободна от терроризма или его угроз. Но ведь всегда есть шанс, что что-то подобное произойдет.

Беларусь также поставляет старое вооружение арабским странам. Да, это хорошо для казны, но не очень хорошо в дальнейшей перспективе. Было бы выгодно модернизировать такое оружие, чтобы продавать ее не только в страны, которые развиваются, но и на свободном рынке оружия. И это было бы востребовано.

— Выходит, ждать позитивных новостей об отношения двух стран не только можно, но и нужно?

— И не только в отношениях Беларуси с Израилем, но и с США. Беларусь — слишком важная страна для региона, чтобы ее игнорировать. Причем важна во всем: в регионе, в стратегическом положении, в экономическом и человеческому потенциалу.

В конце концов, Беларусь — мост между Востоком и Западом. Да нет никаких территориальных конфликтов. Никто в ней еще пока ни кусочка не оттяпал, а это хорошо. Та же Украина, Молдова, Грузия, Азербайджан — везде территориальные конфликты были. А Беларусь — стабильная и свободная от домогательства своих соседей. Также отлично развита промышленность. Была, во всяком случае. Сейчас уже ситуация не совсем такая, конечно. Зато по новым технологиям — многие могут вполне работать в знаменитой Кремниевой долине.

— В очень большом количестве стран, практически по всему миру, есть еврейские общины. В связи с этим — несколько вопросов. Как эти сообщества организовались и существуют сейчас? Или есть между ними какая-то связь? Почему именно еврейские общины всегда достаточно влиятельны? Как удается сохранять свою идентичность и память?

— Знаете, что будет главным и правильным ответом? История. Белорусской диаспоры, например, никогда большим и не было. Вот недавно только появилась. Белорусы жили у себя дома, на своей земле веками. Немного жили в соседних странах, но не так широко.

В Америке образовалась очень большая еврейская община. Миллионов шесть или семь человек, наверное. Живя даже не в диаспоре, а в шестой или седьмой волны эмиграции, они вырабатывали такую совместную структуру, которая позволяла бы людям выживать. Создавались школы, собирались деньги, строились синагоги и социальные структуры.

Что касается связей между общинами. Мы попробуем наладить связи в странах бывшего Советского Союза. Уже есть несколько «договоров о дружбе» с рядом общин в разных странах. Например, Эстония, Латвия, Литва, Молдова, Украина, и вот теперь еще добавилась Беларусь. Мы друг другу помогаем, присматриваемся, делимся новостями и опытом. Никакого финансирования и финансовых отношений нет. Все эти общины независимы и существуют автономно. Если какой-то проект реализуется — то нас всегда приглашают. Так что отношения скорее дружеские и партнерские, чем зависимые.

— Можно ли сказать, что религия играла важную роль в этом?

— Абсолютно. Особенно в прежние времена, когда религия была очень важна, причем во всем мире. Сейчас, к сожалению, этот фактор уже не такой активный. Все страны сэкулярныя, религия стала частным делом индивидуума и сообщества, поэтому сегодня есть уже другие факторы.

В Америке нет какой-то объединенной еврейской общины. Есть масса сегментов, по которым эти самые общины делятся. Например, религиозные группы разделены на три большие, а внутри них есть еще и другие течения: реформистский движение, консервативный и ортодоксальный. И это касается только религиозной части населения. Огромная масса людей вообще не входит в ни один из движений. Есть еще федерации, которые занимаются социальными проблемами, они собирают деньги. Далее на эти деньги создают массы социальных проектов, вроде помощи обездоленным, старым и больным. А в некоторых случаях и финансово помогают людям и родственникам за рубежом.

Вот примерные цифры. В среднем в Америке за год собирается пожертвований примерно на сумму 350 миллиардов долларов — церкви, синагоги, больницы и так далее. Все, что касается пожертвований. Но вы только представьте, что это за суммы. Это практически сравнимо с бюджетом Пентагона и более за бюджет многих современных государств! И я думаю, что вы сами понимаете, насколько это огромная сумма. От 8% до 10% этой суммы приходится на еврейские организации. При этом евреи составляют менее 2% населения США. Это значит, примерно 30-35 млрд долларов в год они жертвуют.

Существуют и определенные еврейские центры. По сути — такие центры культуры и досуга. Люди могут посещать различные курсы и кружки, например языковые, ходить в бассейн или на творческую самодеятельность и так далее.

* * *

СПРАВКА

Американский еврейский комитет (American Jewish Committee, AJC) был создан в 1906 году. Это одна из старейших еврейских организаций Америки. Его создание стало ответом на погромы, которые прокатились по России, особенно на погром 1903 года в Кишиневе. Тогда в США группа влиятельных евреев решила объединить свои усилия, чтобы бороться с антисемитизмом и проявлениями вражды.

С тех пор миссия претерпела некоторые изменения. Сейчас работа НКО заключается в борьбе с антисемитизмом, народной дипломатии, защите интересов различных групп, в том числе евреев, защите интересов Америки, прав человека. Комитет работает с жителями США латиноамериканского происхождения, с постсоветскими странами, с африканскими странами и так далее. Работа ведется во многих сферах, например в области энергетической и экономической безопасности.

Всего существуют 22 региональные офисы в США (в основных штатах), 11 офисов в мире (Иерусалим, Париж, Брюссель, Рим, Варшава, Нью-Дели и т. д.). Задача организации также заключается в определении того, что входит в круг интересов США и Израиля.

(Просмотров всего: 2 Время, 1 визитов за день)
Поделись с друзьями. Spread the love

Интересные темы:

«Мы должны противостоять российской дезинформации». Зачем депутаты британского парламента приехали в Беларусь
Британское правительство не мог бы не выразить никакой реакции на вывешивание радужных флагов в День против гомофобии, ведь на всех министерствах в этот ...
Почему Лукашенко не способен раздражить Россию. Эксперт Института Примакова о вводе войск и «дрейф» Беларуси на Запад
Почему Александр Лукашенко не способен раздражить Россию? Что должно произойти, чтобы в Москве приняли европейский путь Беларуси? Во время международной конференции по безопасности ...
Художница из Бобруйска рисует политиков, чтобы «добавить в творчество пярчынку»
​Сторонники Хиллари Клинтон не простили ей портрета Дональда Трампа, а российские друзья — Барака Обамы. Портрет Александра Лукашенко вызвал волну недовольства художницей и ...
Как историк Елена Маркова переосмысливает белорусизации 90-х
Как в Чехии большой конкуренции выиграть трехлетний грант на исследование новейшей белорусской истории? С какими вызовами сталкивается в академическом окружении женщина, которая посвящает ...
Если убийство или семейная драка не является нарушением прав человека. Объясняет правозащитник
Гомельская правозащитница Евгения Стрижак известна и как писательница Югася Коляда, чью первую книгу «Главная ошибка Афанасия» философ Игорь Бобков назвал «самым скандальным и ...
Интерьвью, Культура

Я Ольга Спиридоновна Бузова работаю в команде над сайтом HienaLouca.com что в переводе с португальского означает "сумасшедшая гиена". Не спрашивайте почему они выбрали такое название, лучше полистайте их сайт, возможно там вы найдете ответ. И ещё к знаменитой звезде "Инстограмма" и участнице "Дома 2" я не имею никакого отношения. Ну, а что бы вам не было скучно смотреть наш сайт, посмотрите фото галерею с той самой Ольгой Игоревной Бузовой. Фото Бузовой Там же вы найдёте много интересных фактов.

Related Articles

0 Comment

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *