Польский политик объяснил, как Лукашенко победил в политическом соревновании с Евросоюзом

Бывший государственный секретарь МИД Польши Павел Коваль убежден, что, пока Европа не предлагает четкой стратегии в отношении Беларуси, Лукашенко будет побеждать.

Про прошлое и будущее белорусско-польских отношений в интервью Свободе рассуждает Павел Коваль — политик, доктор гуманитарных наук, историк, бывший заместитель министра иностранных дел Польши. Он принимал участие в международной конференции «Национальный суверенитет (1918-2018). Идея и политическая практика», организованной Институтом политических исследований «Политическая сфера».

Павлу Ковалю 42 года. Дважды на парламентских выборах избирался депутатом Сейма по списку партии «Право и справедливость», был депутатом Европарламента, членом Совета национальной безопасности Польши, занимал пост заместителя министра иностранных дел в правительстве Ярослава Качиньского (2006 -2007).

Павэл Коваль, архіўнае фота
Павел Коваль, архивное фото

Работал в канцелярии премьер-министра Польши, возглавлял департамент международных отношений и евроинтеграции в Министерстве культуры и национального наследия.

Павел Коваль в 2010 году оставил «Право и справедливость» и основал партию «Polska Jest Najważniejsza» («Польша важнее всего»), которую до сих пор возглавляет. По окончании специальной программы в варшавском Collegium Invisibile принимал участие в исследовательских программах в Якутии, Бурятии и Хакасии.

О смягчении отношения к Лукашенко в Польше

— Господин Павел, несколько последних лет руководство Польши пытается выстроить более мягкую линию отношений с властями Беларуси. Чувствуется ли эффект от смягчения отношения к режиму Александра Лукашенко?

— Все нужно рассматривать в контексте. Прежде всего, много что изменилось после аннексии Крыма: многие люди и на Западе, и в самой Беларуси посчитали, что лучше иметь хоть какие-то отношения с Лукашенко, чем оставить страну в руках России. Поэтому можно даже говорить о прагматичном подходе.

Тогда в Польше как раз изменился правительство, в отношении Беларуси возникли три позиции. Одна — это тренд, движение, ведь стало очевидно, что санкции против Минска не работают. Вторая — ситуация с Крымом и позднее на востоке Украины, что вынудило примерить ситуацию на другие государства. Третье — Лукашенко и его правительство также изменили свою политику. И вот суммой, квинтэссенцией этих условий стала определенная либерализация.

Журналіст Свабоды Ігар Карней (зьлева) і Павэл Коваль
Журналист «Свободы» Игорь Карней (слева) и Павел Коваль

— Значит, разговоры о либерализации небезосновательны?

— С удакладненьнем, что все же не такого масштаба, как преувеличивают даже некоторые международные эксперты. Это не так, критики по-прежнему хватает. Все понимают: не может быть нормального развития страны без конкуренции.

Согласен, немало пишется и говорится про позитивные вещи, которые происходят в политической жизни Беларуси. Но мы не должны закрывать глаза на то, что прямой конкуренции, как и раньше, нет. Замарожанасьць белорусской модели становится тормозом всего развития, ведь, в конце концов, распространяется на другие сферы — экономику, социальную отрасль. Лично я не могу сказать: мол, все изменилось, тотальная либерализация, никто не видит, что происходит в Беларуси. Не. Все все понимают.

О стратегический план Евросоюза к Беларуси

— Вы были депутатом Европарламента. Многие в Беларуси и за ее пределами обвиняет европейские институции в слишком терпимым отношении к Лукашенко, пытаясь его любым способом «подтянуть» до Европы.

— Я бы не сказал, что позиция недостаточно принципиальная: по крайней мере там, где речь касается нарушения прав человека, это осуждается. Но знаете, главная проблема не в том, как реагирует Европарламент. На протяжении более 20 лет были разные ситуации, можно найти аргументы и за одну, и за вторую интерпретации. Не в этом дело. Досадно, что никогда не было долгосрочного стратегического плана насчет Беларуси.

Эўрапейскі парлямэнт, ілюстрацыйнае фота
Европейский парламент, иллюстративное фото

Не в том сила, чтобы один раз реагировать более жестко, а в следующий мягче. В любой политике важно держаться понятной и принципиальной линии. Ее не было и нет до сих пор. Почему? В каком-то смысле это политическое соревнование Лукашенко победил — в том числе потому, что с европейской стороны не было четкой стратегии. Реакция то жесткая, то вдруг «оттепель», то опять критика. Почти 25 лет между Брюсселем и Минском именно такая сынусоіда.

— Почти три десятка стран Евросоюза не способны «перевоспитать» одного руководителя?

— Как раз в этом элемент своеобразия политической модели Евросоюза: поскольку там есть выборы, со сменой правительства в каждой стране может в определенный сторону измениться внутренняя и внешняя политика. Это приводит к затягивания или даже блокирования решений, появления лоббистов официального Минска.

У вас уже продолжительное время ничего подобного нет, соответственно, Александру Лукашенко куда проще заморозить белорусскую систему на собственный вкус и на многие годы. Но в любом случае в реакциях Евросоюза на события в Беларуси не хватало кансэквэнцыі, логического завершения начатого.

Про красную черту перед Лукашенко

— Как кажется из Польши: Беларусь действительно старается дистанцироваться от российской опеки или это отчасти иллюзия?

— Думаю, ваш президент лучше всех сведущ (а может, только один и знает), где та красная линия, за которую зайти нельзя. В этих рамках, определяемых Москвой, он и демонстрирует свою политическую активность. Конечно, нельзя не увидеть, что в последние годы личные отношения Александра Лукашенко и Владимира Путина, а следом и политические контакты, явно охладели и ослабели.

Однако большой ошибкой было бы воспринимать это как разворот политического движения. Это не так. Тактика, безусловно, меняется, и в ее рамках не исключены определенные коррективы. Нам трудно оценивать, ведь мы не знаем, где точно находится та линия, за которую Лукашенко заступить не может — как с точки зрения собственной безопасности, так и будущего страны. Возможно, даже и лучше, что общество не знает, что стоит на кону — военные, политические, экономические отношения, сохранение союза государств. Мы только чувствуем, как что-то меняется, и понимаем, что это не стратегия, а тактика.

— Но тактика не до такой степени, чтобы произнести известную фразу «Устал — ухожу», дав наконец народу определиться в приоритетах самостоятельно?

— Более чем за 20 лет, которые Лукашенко при власти, это уже технически не получается. Единицы случаев в мире, когда после такого срока осмеливаются сказать — устал, ухожу. Есть свои обязательства, политические контексты, интересы семьи и близкого окружения.

Даже чтобы сам захотел, много людей уже существует за счет его президентского статуса. Они первые будут подсказывать, давать советы: мол, ничего хорошего не получится, будет плохо прежде всего для тебя, прольется кровь. Даже в белорусском контексте, если такое решение наступит, процесс займет не один год. Не так легко просто решить и сказать: прощайте!

— Поэтому и нужна своевременная ротация, хотя бы после двух президентских сроков.

— Даже в этом смысл демократии… Безусловно, для диктаторов минус в том, что есть риск потерять должность преждевременно, не говоря уже о четко очерчен конституционный срок. Но, безусловно, нужно заменяться, два раза — это максимум.

Ведь если кто-то решает, что хочет всем управлять даже без избирательной легитимизации, начинает подменять Конституции другими вещами — обещаниями экономического роста, акцэнтаваньнем безопасности на фоне конфликтов у соседей и т. д. Вокруг «стержня» все больше сплачиваются те, кто связывает свои личные интересы с его политическими планами. В конце концов становится очень трудно поломать систему. А человеку, который почувствовал себя «отцом нации», тем более сложно что-то изменить мирным путем.

Про белорусский катынский список

— Господин Павел, или поднимался в ходе конференции — который уже раз — вопрос белорусского катынского списка? Списки польских жертв НКВД давно рассекретила Украина, даже приоткрыло архивы Россия, а вот Беларусь по-прежнему отрицает существование такого списка.

— Для всех, кто занимается польско-белорусскими отношениями, это одно из самых важных вопросов. Но хочу подчеркнуть: все, что случилось в Катыни, не только дело Варшавы и Минска. Это отражение подхода к самых важных ценностей в жизни. Люди не погибли на войне, что было бы хоть каким-то оправданием. Их просто убили — без возможности себя защитить.

Ілюстрацыйнае фота. Урачыстыя мерапрыемствы, прысьвечаныя 75-й гадавіне катынскай трагедыі на польскіх вайсковых могілках у Катыні, Расея, 10 красавіка 2015 году
Иллюстративное фото. Торжественные мероприятия, посвященные 75-й годовщине катынской трагедии на кладбище польских военных в Катыни, Россия, 10 апреля 2015 года

Поэтому наша позиция однозначна: мы осуждаем убийства и требуем раскрытия всей документации, свидетельств того, что произошло почти 80 лет назад. Это прерогатива не только межгосударственных отношений, это возвращение нравственного долга. Для Беларуси также важно продемонстрировать, что политика в этом плане меняется. Кое-что уже можно увидеть на других примерах, как в случае с наследием ВКЛ. Тем не менее, катынское дело — один из элементов переоценки истории, который хотелось бы наблюдать.

Про Союзы поляков и польские дома в Беларуси

— В Центре политической мысли вы были куратором программы государственной политики в отношении соотечественников на востоке. В Беларуси сложилась уникальная ситуация: как и в случае с общественным сектором, власть разделила организации поляков на «правильных» и «неправильных». Где-то еще вы такое наблюдали?

— Ничего подобного не помню — чтобы власти закрыли Союз поляков и искусственно создали альтернативный. Сегодня законная организация не может работать, потому что фактически существует запрет на ее деятельность — поддержку польского языка в школах, культурные инициативы и т. д. Нужно искать компромиссное выход из тупика. Поскольку ситуация беспрецедентная: закрыть официальную организацию и основать другую, которая есть только имитацией.

Саюз палякаў у Горадні, архіўнае фота
Союз поляков в Гродно, архивное фото

Вы спрашивали про Катынь, так вот есть ряд вещей, через которые белорусская власть может продемонстрировать, что меняет свою политику. В том числе это касается организации граждан польского происхождения. Дело же не только в юридических условиях деятельности. Насколько помню, 12 объектов недвижимости, возведенных в 1990-е за польские деньги, оказались в руках искусственной структуры. Значит, вопрос и в том, чтобы вернуть собственность Союза поляков Беларуси — легитимному органу, который должен распоряжаться польскими домами. Сегодня они управлять ими не могут.

О «Белсат» и белорусскоязычные СМИ

— Еще один адрес идеологических столкновений — медиа, которые финансируются правительством Польши. Особенно что касается телеканалу «Белсат»: сам факт его существования руководство Беларуси считает недружественным шагом.

— Для ХХІ века вообще немного странный подход к сми. Относится сегодня к СМИ, как и 100 лет назад, как минимум архаично. Разве не понятно, что, благодаря техническим условиям, нельзя остановить экспансию информации в глобальном масштабе?

Так или иначе влияние на читателей, зрителей все равно будет — в какой бы стране не находились производители новостей и их потребители. Поэтому в глобальном масштабе просто удивительно, что высокие руководители Беларуси воспринимают белорусскоязычные СМИ, которые ретранслируют свою точку зрения, в качестве идейных врагов. Мягко говоря, совсем не современный подход.

— Но в этом случае видно политический контекст.

— Безусловно, но ведь речь о 2018 год, когда все прекрасно понимают, как работают современные медиа. Ничего не остается, как только принять к сведению: так живет весь мир. И заниматься борьбой с «Белсатом» и другими белорусскоязычными ресурсами, которые работают не с территории Беларуси, смешно. Не могу представить, чтобы кто-то у нас придумал монополию на теле — и радыёвяшчаньне с условием — только из Польши и исходя из официальной государственной позиции.

Может год-два еще и удастся что-то контролировать, но практическое развитие СМИ показывает, что в обозримом будущем в принципе невозможно будет ограничивать доступ к информации. А делать из этого еще и политические проблемы — вообще замшелый подход. Он уже и сегодня неэффективен, а будет еще хуже — имею в виду тех, кто хочет поставить медиа под тотальный контроль.

Павел Коваль родился 22 июля 1975 года в Жешуве на юго-востоке Польши. Выпускник лицея имени Станислава Канарского в Люблине. Окончил исторический факультет Ягелёнскага университета. Защитил докторскую диссертацию в Институте политических наук.

В 2009 году избран депутатом Европейского парламента. Присоединился к «Альянса европейских консерваторов и реформистов», был руководителем делегации по вопросам сотрудничества Евросоюза с Украиной.

В 2010-м покинул ряды «Права и справедливости» и стал соучредителем партии «Польша важнее всего», через год был избран ее председателем. В Центре политической мысли руководил программой политики польского государства в отношении поляков на востоке.

(Просмотров всего: 4 Время, 1 визитов за день)
Поделись с друзьями. Spread the love

Интересные темы:

«Мы должны противостоять российской дезинформации». Зачем депутаты британского парламента приехали в Беларусь
Британское правительство не мог бы не выразить никакой реакции на вывешивание радужных флагов в День против гомофобии, ведь на всех министерствах в этот ...
У нас люди судятся за безопасность на АЭС, — глава Института международных отношений Японии
Будет ли в Беларуси японский индустриальный парк? Сумеют наконец договориться Трампа и Ким Чен Ын? Что скажет Путин премьеру Японии о спорные острова? ...
Чем робот хуже белоруса. Специалистка по искусственному интеллекту про машины-убийцы и белорусский закон о СМИ
  Или запретят людям управлять автомобилями? Кто будет нести ответственность за решения искусственного интеллекта? Принесут ли пользу изменения в белорусском законе о СМИ, если введут ...
Гуру американских хакеров о белорусский ПВТ и пожары от крыптавалюты
Джефф Мосс, который сейчас входит в Совещательную совет по внутренней безопасности США, 25 лет назад основал одну из крупнейших хакерских конференций в мире. ...
Реакция на #БНР100? После футбольного матча «Неман» — «БАТЭ» в Гродно начался хапун
После матча «Неман» — «БАТЭ» силовики задержали 13 болельщиков. Фанаты говорят, что таких массовых и жестоких задержаний давно не было. Они полагают, что ...
Интерьвью

Я Ольга Спиридоновна Бузова работаю в команде над сайтом HienaLouca.com что в переводе с португальского означает "сумасшедшая гиена". Не спрашивайте почему они выбрали такое название, лучше полистайте их сайт, возможно там вы найдете ответ. И ещё к знаменитой звезде "Инстограмма" и участнице "Дома 2" я не имею никакого отношения. Ну, а что бы вам не было скучно смотреть наш сайт, посмотрите фото галерею с той самой Ольгой Игоревной Бузовой. Фото Бузовой Там же вы найдёте много интересных фактов.

Related Articles

0 Comment

Leave a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *